Южнорусские овчарки Поволжья

Объявление

Все возможности форума доступны только зарегистрированным пользователям.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Южнорусские овчарки Поволжья » Поведение » Генетика поведения


Генетика поведения

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ГЕНЕТИКА ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Преимущественно гены, а не среда определяют наше поведение.

Сравнительно новое направление генетики поведения – “генетика личности” (genetics of personality) изучает влияние генов и окружающей среды на три основные группы поведенческих особенностей людей, а именно: на познавательные (или когнитивные) способности, на психологические черты личности, на психопатологию.

Достоверно установлено, что преимущественно генами определяются такие психологические и интеллектуальные характеристики как: активность и пассивность, мнительность и тревожность, экстравертность и интровертность, самостоятельность и зависимость, уровень интеллекта, альтруизм и эгоизм, агрессивность, политические предпочтения (консерватизм, либерализм, радикализм), отношение к смертной казни, музыкальные предпочтения (классическая, легкая или электронная музыка), сексуальность, предпочтительный вид отпуска, патологическая азартность, алкоголизм маниакально-депрессивные психозы и шизофрения, криминальное поведение.

Более того, при исследовании закономерностей развития поведенческих характеристик близнецов начиная от рождения и до 15 лет, был сделан вывод, что "развитие поведения управляется генетической программой аналогично тому, как и биологическое развитие"(5). Образно говоря, гены - это уже отснятое изображение на фотопленке, а среда - качество проявителя и условия проявления. Меняя проявитель и условия проявления можно изображение или улучшить или ухудшить, но не изменить. Но...

Какие же, однако, “наиболее похожие гены наиболее сильно притягиваются друг к другу?”

Ассортативность по уровню интеллекта и образованности. Разумеется, ассортативность, существует, прежде всего, по такому фундаментальному генетическому признаку, как значение коэффициента интеллектуального развития (КИ или IQ).

Похоже, что такая ассортативность ведет к увеличению различий (генетического расстояния) по уровню образованности между разными субпопуляциями.

Часто можно слышать, что современную эволюцию человека движут не биологические механизмы, а социальные. Это действительно так. Сейчас, прогрессивная эволюция (по крайней мере, части) человечества идет за счет т.н., социальной мобильности, но...

Социальная мобильность основывается на действии генов.

Какова связь между уровнем интеллектуальности родителей и количеством детей в семье? Вроде бы, для человечества было бы лучше, если бы более умные быстрее бы размножались, то есть, имели бы больше детей. Для того, чтобы КИ у детей повышался должна быть, корреляция между значениями КИ у родителей. Действительно, как уже говорилось, имеется значительная корреляция между значениями КИ мужа и жены, т.е., их умственные способности сходны, как при низких КИ, так и при высоких
Но действительно ли высокие значения КИ хороши и для человека и для общества?

Это означает, различия в умственных способностях, которые, как говорилось, в значительной степени определяются генами, приводят к социальной мобильности представителей различных социальных слоев

В общем, считается, что если значения КИ определяют социальную мобильность, то такая мобильность приводит к неслучайному перемещению генов из одного социального слоя в другой, что должно приводить к накоплению генетических различий между социальными группами и снижать вероятность случайного перемещения генов между ними.
В целом, наблюдается слабая тенденция к постепенному повышению средне популяционных значений КИ.

Итак, в целом, основные предпосылки современной эволюции человеческих популяций это:

1)высокая генетическая детерминированность интеллектуальных и психологических и признаков,
2)ассортативность браков, приводящая к усилению количественного проявления этих признаков в череде поколений,
3)социальная мобильность, которая изменяет социальный статус человека согласно количественным показателям его интеллектуальных и поведенческих характеристик и которая,
4) повышает степень ассортативности браков внутри каждого социального слоя и понижает вероятность браков с представителями других социальных слоев.

Все это должно приводить к образованию субпопуляций (социальных слоев с высокой вероятностью браков внутри каждого слоя), к дифференциации таких популяций и к увеличению различий (генетических расстояний) между ними. Что вполне согласуется с представлениями, согласно которым прогрессивная эволюция - это прежде всего усложнение, т.е., увеличение дифференциации.

Таким образом, прогрессивная эволюция, идущая, по крайней мере, в некоторых человеческих субпопуляциях, направлена на повышение интеллектуальности. Скорость эволюции в этом направлении, похоже, адекватна скорости социальной мобильности, существующей в том или ином обществе. Очевидно, что доля лиц с высоким интеллектом (и соответствующим уровнем образованности) должна быть не больше того количества, которое может быть продуктивно интегрировано в общественные институты. Избыточное количество в популяции лиц с высоким уровнем образования (“лишних людей”) может приводить к серьезной дестабилизации общества, способной принимать весьма крайние формы (36). Правящие круги могут интуитивно осознавать эту “социально – генетическую закономерность” и принимать меры, ограничивающие доступ к образованию одаренным представителям определенных социальных слоев ("кухаркиным детям").

Очевидно, что если одним из движущих механизмом прогрессивной эволюции человечества является именно социальная мобильность, то она в большой степени должна определятся конкретными социальными механизмами. Которые могут быть разными в разные времена и у разных народов.

Общественные механизмы направляют социальную мобильность

Наверное, можно согласиться с тем, какие именно общественные явления препятствуют прогрессивной эволюции человека. В первую очередь это:
избирательное уменьшение численности определенных слоев населения, (геноцид, репрессии, вынужденная эмиграция и др.),
утечка мозгов (т.е., генов, их кодирующих),
аномальная направленность социальной мобильности (разные общества “поднимают и опускают разные генотипы”); в частности, аномальная социальная мобильность может возникать при:
1) невозможности свободной самореализации из-за репрессивного политического устройства;
2) "аморальных (криминальных) методах конкуренции", допускающих прямое воздействие на конкурента, вплоть до его физической ликвидации,
3) при массовом воровстве, коррупции, мафиозности, клановости.

В целом, именно реальные социальные механизмы и действительные, а не декларируемые нормы общественной морали, а так же уровни технологического и информационного развития конкретного общества и его динамизм определяют направление и скорость эволюции его людских субпопуляций.

Василий Васильевич Вельков - кандидат биологических наук, научный сотрудник Института Биохимии и физиологии микроорганизмов РАН (Пущино-на-Оке), доцент МГУ.
http://www.lebed.com/2002/art3134.htm

Отредактировано Василина (2010-02-23 22:01:45)

0

2

ГЕНЕТИКА ПОВЕДЕНИЯ

Генетика поведения. Предмет науки

На биологическом факультете МГУ в лаборатории, созданной и возглавленной Л.В.Крушинским (в 1968 г. она получила название лаборатории физиологии и генетики поведения), была выведена линия крыс с высокой чувствительностью к звуку (линия Крушинского-Молодкиной — КМ) и исследована генетическая детерминированность аудиогенной эпилепсии (см.: 8.6.5.1) у этих животных. В этой же лаборатории под руководством Л.В.Крушинского были проведены исследования роли генотипа в формировании сложного адаптивного поведения — способности животных к экстраполяции направления движения стимула (см.: Крушинский, 1986).

Генетическое исследование поведения позволяет выяснить, в какой степени изменчивость интересующего нас признака поведения связана с изменчивостью генотипов данной группы животных, а в какой — с внешними по отношению к генотипу событиями, воздействующими на ЦНС, и следовательно, на поведение. Для этого необходимо использование так называемых генетических моделей — групп животных, состоящих из генетически идентичных (или почти идентичных) особей, имеющих определенные физиологические или биохимические особенности. С этой целью используют линии животных. Это могут быть инбредные линии (мышей и крыс), между которыми обнаружены межлинейные различия по поведению. Наряду с ними используются линии, сформированные путем селекции (искусственного отбора) на высокие и низкие значения какого-либо признака поведения.

Выявление межлинейных различий или выведение специальных линий — обычно первый этап исследования. Следующим шагом в классических исследованиях по генетике поведения бывает проведение скрещиваний животных из линий, обнаруживших контрастные значения признака.

Тестирование поведения гибридов первого поколения дает информацию о доминантном, промежуточном или рецессивном наследовании интересующего нас признака. Если данный признак определяется одним, двумя или тремя генами, то это можно определить по картине его распределения у гибридов второго поколения и потомков возвратного скрещивания. Если же в определении признака участвует большее число генов, то необходимо применять методы генетики количественных признаков (см.: 8.6.6).

Современный этап развития науки обогатил генетику поведения новыми методами. Кроме упомянутых выше методов рекомбинантных инбредных линий и QTL, это создание и исследование мозаичных и химерных животных, а также трансгенных организмов (см.: 8.5.3; 8.6.4.4). Очевидно, что подобные исследования можно проводить на объектах, которые хорошо изучены генетически.

Генетика поведения и нейрогенетика как ее часть сформировались в большой степени благодаря использованию плодовой мушки дрозофилы в качестве объекта исследования. Это относится и к исследованию процесса нейрогенеза, и к выявлению универсальных генных комплексов, работающих в живых системах разного уровня организации (дрожжевые грибки, амфибии, млекопитающие), названных гомеобоксом. Другой важнейшей группой работ, выполненных на дрозофиле, является исследование белка CREB, связанного с процессом формирования памяти и, по-видимому, имеющего универсальную природу (см.: 8.4.3.6).

Чрезвычайно перспективным экспериментальным объектом нейрогенетики и генетики поведения считаются мыши. Помимо задач общебиологического плана, связанных с исследованием генетических вариаций в строении мозга (см.: раздел 8.6.7) и их адаптивной значимости, на мышах широко изучаются нейробиологические основы процесса обучения. Исследование генетики поведения мышей дает возможность моделировать целый ряд неврологических и психических заболеваний человека, таких как эпилепсия, алкоголизм, депрессивные состояния, болезнь Альцгеймера и др. (см.: 8.6.5).

ЗАДАЧИ ГЕНЕТИКИ ПОВЕДЕНИЯ

Основная задача генетики поведения — выяснение роли генетических факторов в определении особенностей поведения. Очевидно, что она состоит из нескольких достаточно самостоятельных проблем. Одна из них — определение относительной роли и взаимодействия генетических и средовых влияний при формировании поведения в онтогенезе.

Вторая задача — исследование механизмов действия генов, определяющих формирование нервной системы.

Третья задача связана с изучением механизмов реализации действия мутантных генов, затрагивающих функцию ЦНС, которые могут служить моделями заболеваний нервной системы человека.

Четвертая задача — изучение генетико-популяционных механизмов формирования поведения и его изменений в процессе микроэволюции. Вторую и третью задачи нередко выделяют в направление, получившее название нейрогенетики.

Интеграция целостного, "организменного" и молекулярно-биологического подходов для создания возможно более полной картины роли генотипа в формировании мозга, в развитии его отдельных реакций и поведения в целом составляет общую задачу генетики поведения. Таким образом, две ее основные части — собственно генетика поведения и нейрогенетика дополняют друг друга, причем следует отметить, что в последнее время нейрогенетика начинает приобретать все большее значение.

Наряду с конкретными экспериментальными исследованиями, проведенными в середине и даже в начале века, истоком современной генетики поведения служит также феногенетика — направление, зародившееся в начале в 30-х годов (см.: 8.2.1). Задачей феногенетики является изучение закономерности становления признака под влиянием данного набора генов и определенной констелляции средовых воздействий (Астауров, 1968).

В настоящее время генетические исследования поведения и нейрофизиологических процессов проводятся по нескольким направлениям.

Условно они подразделяются на две группы:
- исследование функции гена на молекулярном и физиологическом уровне с последующим анализом влияния этого гена на поведение (подход "от гена к поведению") и
- изучение генетической компоненты изменчивости целостного поведения с последующим более детальным анализом феноменологии на уровне отдельных хромосом и генных комплексов или же отдельных генов (подход "от поведения к гену").

Исследования первой группы проводятся по ряду направлений.

Во-первых, изучаются особенности влияния генов, кодирующих белки-предшественники пептидов, ферменты, структурные белки, определяющие общие и специфические признаки нервных и глиальных клеток (рецепторные структуры и молекулы, медиаторные системы, формирование клеточных органелл и отростков — дендритов и аксонов, синапсов и др.), а также белки, связанные с функцией ЦНС как целого. Сюда относятся также исследования влияния отдельных локусов, детерминирующих взаимодействие мозга и эндокринной системы, а также генов, участвующих в синтезе веществ химической сигнализации (например, гормона откладки яиц у аплизии, феромонов), и генов, детерминирующих специфику поведения у беспозвоночных животных, в особенности у насекомых (например, исследование мутаций, влияющих на половое поведение дрозофилы — см.: 8.4).

Во-вторых, это четкие и часто хорошо изученные поведенческие эффекты мутаций отдельных генов у млекопитающих. Это и мутации, мало влияющие на общую приспособленность организма в условиях содержания животных в лаборатории (их можно было бы отнести к "нейтральным"), и "вредные" неврологические мутации. Последние представляют большой практический интерес как модели генетических заболеваний нервной системы человека, а также как объект для изучения нормальных процессов развития и функции мозга (см.: 8.6.4).

Поиск четких "единиц" физиологической регуляции поведения заставляет исследователей переходить ко все более простым объектам.
Сложность генетической регуляции "примитивных" реакций у низших организмов будет показана в разделе 8.3, посвященном генетике "поведения" Escherichia coli и примитивных реакций нематоды Caenorhabditis elegans и др.

Вторая группа исследований использует подход "от поведения к генам", который нельзя назвать альтернативным предыдущему (см.: 8.6). Однако экспериментальные методы, используемые в таких работах, часто совсем иные, нежели при анализе работы отдельных генов. Именно в исследованиях такого рода, которые можно назвать генетикой поведения ''per se'' чрезвычайно важны выбор адекватного признака для анализа (см.: 8.2) и владение набором четких правил, составляющих основу генетического анализа поведения.

http://groh.ru/gro/zorina/zorina8.html

Авторы:  ЗА Зорина, ИИ Полетаева, ЖИ  Резников

(Продолжение следует)

0

3

Реакция на сильный звук
Авторы: Зорина, Полетаева, Резников
( реферативно ).

ГЕНЕТИКИ ПОВЕДЕНИЯ
ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ.

В середине 40-х годов Л.В.Крушинский и Л.Н. Молодкина в МГУ путем селекции вывели линию белых лабораторных крыс, которые на сильный звук (около 100 децибел над порогом слышимости человека) реагировали сначала мощным двигательным возбуждением, а затем клинико-тоническими и тоническими судорогами.
Указанные линии крыс и мышей интенсивно исследуются как нейрохимиками, так и фармакологами. Установлено, что у чувствительных к звуку животных показатели состояния и ГАМК-ергической системы, и моноаминергических систем достоверно отличаются от нечувствительных. В эту патологию вовлечена также и холинергическая система мозга.

Изучение характера наследования повышенной чувствительности к звуку у крыс методом диаллельного скрещивания, показало, что данный признак имеет полигенную природу, т.е.  действие генов аддитивно (= суммарно).

У крыс и мышей, предрасположенных к аудиогенным припадкам, найдены также эндокринные расстройства, нарушения водно-солевого обмена и метаболизма пиридоксина (Loscher, 1992).

Признак "чувствительность к звуку" используется для исследования механизма развития судорожных состояний. Линии мышей и крыс, обладающие аудиогенной чувствительностью, служат моделями эпилепсии человека. Аудиогенная эпилепсия относится к категории патологических состояний, которые провоцируются внешней стимуляцией, иначе говоря,  рефлекторно.

http://groh.ru/gro/zorina/zorina8.html

0


Вы здесь » Южнорусские овчарки Поволжья » Поведение » Генетика поведения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC